КРАСОТА КАК ВЫСШИЙ СМЫСЛ И НАДЕЖДА. МЕЛОС КАК РОЖДЕНИЕ МУЗЫКИ

Мелос, как рождение музыки, в своих глубинах хранит тайну своего инструментального будущего и легко перешагнул через момент своего вершинного существования. Однако он оказался запечатлён в итальянском слове bel canto, которое привело инструментальную музыку к совершенной выразительности звучания. Это получило название искусство cantabile.
    Оба понятия – бель канто и кантабиле – стали синонимами музыки как таковой. Именно в них идея красоты как высшего смысла обрела понятие Прекрасного.
    Когда Пифагор услышал молотки в кузнеце и истолковал это как правильную мелодию соотношений, он создал европейскую музыку на две с половиной тысячи лет вперёд, несмотря на то, что мелодия, лады и напевы существовали до него. Музыка в древней Греции входила в риторическую седмицу, к обучению которой не допускались рабы.
    Изобразительное искусство передаёт прекрасное через созерцание вещей и явлений, музыка достигает красоты и величия без созерцания действительности, минуя вещи и явления, непосредственно через волю к звукам.
    Звучание есть вселенский процесс – и голос и инструмент.
    Корни музыки уходят в далёкое историческое прошлое, которое одновременно есть состояние внутренней звуковой вибрации человека как такового. Истоки музыки уходят в далёкое прошлое, когда музыка формировалась через выразительность возгласов. Музыкальное звучание возникало в инструменте как некая пульсация Вселенной. Исполнитель – будь то пение и музыкальная игра – изначально есть инструмент Вселенной. Музыка резонирует с нашими нервами (слуховым аппаратом), тем самым воздействуя на наше сознание и эмоции. Аристотель считал, что посредством мелодии и ритма можно вызывать любые чувства.
Таким образом музыка обладает силой формировать характер. Одни тип музыки вызывает меланхолию, другой изнеженность и женственность, третий – непринуждённость, четвёртый – умение владеть собой, пятый – воодушевление. Платон в своём труде «Республика» пишет: «Музыкальное воспитание намного более действенный инструмент, чем любой другой, потому что и ритм и гармония проникают в самые сокровенные уголки души, закрепляются там и при правильном воспитании придают душе человека изящество и привлекательность».
    Так думали о силе воздействия музыки на образ и волю человека великие мудрецы древности в те времена, когда музыка была сравнительно простой. Со времён Платона и Аристотеля немногим мыслителям приходилось обсуждать свойство музыки – внушать и вызывать определённое состояние души и сознавать, что музыка более позднего времени, которую мы теперь называем классической и оцениваем как высоко художественную, содержит в себе способность не только доставлять высшее эстетическое переживание, волновать душу, но и формировать характер человека, отражая в нём всю сложность явлений культуры каждой эпохи, её философии, религиозных убеждений, эстетических направлений и этики.
    Музыка обладает свойством непосредственно возбуждать интуицию и подсознание, рождая бесконечное множество ощущений, ассоциаций – живописных, ритмических, пространственных, мимических, выразительно-речевых, которые стали основой выразительности пения, а затем в виде сложного символического языка мотивной выразительности мелодики сформировали глубоко содержательный язык инструментальной музыки во всём богатстве чувственной прелести звучания каждого музыкального инструмента. Музыка, таким образом, представляет собой ещё один язык, на котором может говорить человечество, причём это язык без преград, без «языкового барьера». Музыка – это интонационно-выразительная речь, сформировавшаяся многовековой практикой звуко - эмоционального выражения, в котором смысл выражен не словом – речью, а эмоцией, чувством.
Вдохновение – когда исполнитель входит в резонанс с музыкальным инструментом, улавливая некую единую вселенскую волну. В результате возникает эффект необычайной силы. В живописи это известно как «говорящий портрет», в музыке говорят, что «инструмент поёт». В этой фразе исполнитель, растворяясь в звучании инструмента, перестаёт существовать, при этом он не умоляется. Художественная цель реализуется, когда средства выразительности, согласуясь между собой, способны образовать резонанс с пульсацией Вселенной. Выразительные средства музыки – её язык – смыслы, идеи, мысли, способны отражать сущее.
В музыкальном искусстве высшим проявлением меры и духа выступает полифония – в контрапункте. Здесь одновременно уловлены движение и покой, сильное и слабое время. Не в состоянии постигнуть вселенную логически, человек может трансформировать её в музыке.
    В музыке в момент творческого процесса, как и исполнительского, аналогично жизненным впечатлениям возникает чувство, что не сам играешь, а твоим рукам и всем твоим существом кто-то управляет. Исполнитель, что бы войти в резонанс с музыкальным инструментом, должен так сформировать звуковой поток, чтобы звуковой поток был отражением, которое и есть проявление музыкального постижения мира.
    Г.Г. Нейгауз говорит о полифонии как совершенном виде фортепианной техники, в котором музыкальное и техническое слиты воедино: «Почему мне так дорога полифония (величайший творец её – Бах): в ней музыкальными средствами отображено высшее единство личного и общего, индивидуума и вселенной и выражено звуками всё заключённое в этом единстве философское, этическое и эстетическое содержание».

Преподаватель по классу фортепиано
                                                                          Хоровой школы «Подлипки»  Л.В. Лазукина
Comments