КАНТАБИЛЕ И КЛАВЕСИН

Еще немного и мы потеряем музыку. Музыка - интонационное искусство. Когда из музыки уходит выразительность, непосредственность, имровизационность - искусство теряет себя и перестаёт быть искусством. Способность увидеть великое в простоте равносильно дару в простом увидеть великое. Каждая эпоха находила свои интонации, но они всегда были выразительны. Почему сегодня одна интонация  нас трогает, а другая нет? В  добавление к этой эмоциональной выразительности каждая эпоха находила те или иные музыкальные инструменты, ту или иную манеру петь.
    В манере петь звучание музыкальных инструментов выражало миросозерцание человека. Никакие научные трактаты не могут дать почувствовать строй духовной культуры той или иной эпохи, как это могут сделать две или три интонации в музыке, которая господствовала в этот период. Все понятия, которыми сегодня мыслит музыка, сформировались на гребне взлёта искусства CANTABILE.
    Современное музыкальное сознание всё так же ищет выразительную интонацию, которая связана с его мироощущением. Несмотря на все новейшие технологии и звуковысотные системы, невозможно разорвать глубинную связь понятий музыка и CANTABILE, музыка и интонационная выразительность. С их потерей современная  культура исчезнет, исчезнет и само понятие музыки как таковое в том историческом развитии, которое она имеет в современной цивилизации.
    Музыка сформировалась из ладовых тяготений неустойчивого звука в устойчивый. Это возникло из ощущения интервала кварты, в котором нижний звук, устремляясь в верхний, образует в нас тяготение неустойчивого нижнего звука кварты к устойчивому верхнему.
    Кварта, заполненная поступенными звуками - это тетрахорд, который сформировал всё европейское музыкальное сознание. Тетрахордовое строение имели все древние греческие лады, из которых выделились в европейской музыкальной практике ионийский – как до-мажор и эолийский – как  ля-минор.
    В нотах записаны только ноты, а музыку создаёт обертоновая шкала звучания каждого звука. Обертоны в виде  высотной  шкалы воспринимаются не ясно и не осознанно, но в виде тембровой окраски звучания рождают в воображении образы.
    Начальный толчок фортепианной клавиши о струну ещё не музыка, тоносопряжение начинается тогда , когда  струна начинает вибрировать.
    Когда из музыки уходит музыка, остаётся одна звуковысотность. Ведь музыка, по первичному основанию есть мелос ,а мелос – это рождение музыки  BEL CANTO. Современная мысль признаёт, что «мы не можем услышать музыку иначе, как её пропевая»(Б.Асафьев).
    Старинная клавесинная музыка чаще всего рассматривается в современной  системе представлений с её понятиями и терминами, а не в той, в которой старинные тексты создавались и записывались. Они были предназначены для инструментов им соответствующим.
    Несмотря на то, что сейчас широко распространилось исполнение старинной музыки на подлинных инструментах, нельзя говорить о возрождении старинных инструментов, как о том, что возрождение самой старинной музыки состоялось в полной мере.
    Вопрос, как читать и как слышать YRTEXT старинных авторов до сих пор остаётся открытым. Великие композиторы прошлого унесли с собой тайны художественного совершенства. Главная проблема современности: из музыки уходит музыка. Музыка перестаёт быть интонационным искусством в результате чего деградирует исполнительская техника и падает культура звука. В музыке начинает превалировать техницизм и стираются стилевые представления. Стилевые особенности, музыкальная содержательность начинают пониматься сугубо внешне, стиль не воспринимается  как некая целостность. Когда из музыки уходит Музыка, то музыкой начинают называть всё подряд.
    Исходя из природы европейской музыки как мелоса ,строится вся звуковысотная художественная сторона музыкальных представлений. Из пения родилось музыкальное искусство, и сегодняшнее забывание этих истоков приводит к потере понимания того, что музыка есть пропеваемая мелодия, и напевность есть её неотъемлемое качество, которым она характеризуется.
    Современная музыкальная культура до сих пор хранит память о древних истоках как основании мелодизма. И по сей день высшей похвалой остаётся признание, что инструмент «поёт». Мелос как мелодическая основа продолжает составлять суть собственно музыкальной практики.
    Про пианистов говорят: есть туше, т. е. выразительное, естественное касание клавиш, преодолевающее «молоточность», ударность инструмента. Значит, рука человека словно может «вложить голос» в инструментальную интонацию.
    Музыка есть то, что поётся – она есть мелодия и её пропевание. Вслед за человеческим голосом запели музыкальные инструменты ,и возникла великая европейская музыкальная традиция. Её высшим моментом стало творчество И.С.Баха. Необходимо помнить, что И.С.Бах связывал искусство полифонии с певучей манерой игры. Об этом свидетельствует его предисловие к инвенциям: «Добросовестное руководство, в котором любителям клавира. Показан ясный способ как чисто играть не только двумя голосами, но при дальнейшем совершенствовании правильно и хорошо исполнять три обязательных голоса, главное же добиться певчей манеры игры».
17 и 18 столетия стали поистине расцветом музыкального искусства. О чём говорят и творения великих композиторов, и теоретическая музыкальная мысль, а также совершенствование музыкального инструментария. Однако главнейшим и важнейшим событием в музыке 18 столетия стало утверждение теории современного гармонического мышления.
    В послебаховскую эпоху произошла смена музыкального мышления. На смену линейной мелодической полифонии пришла гомофония со своей эстетикой, новым содержанием и жанрами, новыми музыкальными инструментами и формами музицирования. Со временем гомофонию стали противопоставлять предшествующей эпохе.
Гомофония в 19 веке всё более утверждалась в связи с широким вхождением в музыкальное сознание клавишных. Сложилась система слухового созерцания, которая была связана с неотъемлимым от фортепиано педальным звучанием и её выразительными свойствами.
    Таким образом, к середине 19 века в музыкально-теоретической  мысли завершилось формирование представления о двух крупнейших формах музыкального мышления в европейской традиции – музыки полифонической и гомофонной с главенствующей ролью фортепиано среди музыкальных инструментов. Фортепиано продолжило своё главенство и в 20 веке, постепенно расширяя свои выразительные возможности, но к началу третьего тысячелетия оно не стало единственным музыкальным клавишным инструментом.
    У музыкальной общественности возник глубокий интерес к звучанию старинных музыкальных инструментов. Главное место среди клавишных  заняли орган, клавесин и клавикорд. Под влиянием возрождения клавесина фортепиано, не потеряв своего ведущего положения, утратило часть своих качеств и обрело сближение в новом клавирном творчестве с клавесином.
    Звучащая сегодня музыка И.С.Баха и других великих клавесинистов интонируется применительно к фортепиано со всем комплексом средств, чуждых инструментальному мышлению И.С.Баха. Этот вопрос поднимали в своих трудах крупнейшие исполнители и исследователи старинной музыки (Ванда Ландовская, Исай Браудо, русский музыкальный критик Б.Асафьев).
    Так, А.Швейцер в своей работе о И.С.Бахе лишь единожды поднимает вопрос отличия звучания клавесина от фортепиано в его клавирной музыке.
    Взгляд А.Швейцера становится главенствующим в широких кругах слушательской аудитории в первой половине 20 столетия, когда клавесин воспринимался как диковинка, музейный инструмент, а исполнение старинной музыки существовало обособленно от всей музыки вообще. И это положение, несмотря на сдвиги в исполнительстве старинной музыки на старинных инструментах, сохраняется до сих пор.
    Что дало возвращение к старинной музыке в 20 веке? Главным обретением на этом пути стало более ясное понимание истоков музыки, её природы, границ и возможностей.
    Забывание основ музыкального как мелодического привело к преобладанию ударного над певучим, шумового над обертоновым, какофонического над  ладовым.
    То, что не пропевается, то, что не поётся – не есть музыка.
    И мы должны сегодня это признать.

Преподаватель по классу фортепиано
                                                                          Хоровой школы «Подлипки»  Т.А. Медведева
ĉ
Лосев Николай,
6 апр. 2015 г., 1:41
Comments